Выбирай : Покупай : Используй

Вход для партнеров

Вход для продавцов

0

Власти придумали, как не допустить «технологической деградации» страны

Правительство России разработало проект концепции технологического развития страны до 2030 г. Чтобы не допустить «технологической деградации» из-за санкций, планируется запустить ряд механизмов поддержки отрасли. Среди них – кредиты под залог интеллектуальной собственности, госсубсидии на «обратный инжиниринг» и трансфер разработок из оборонной сферы в гражданскую.

Главные угрозы

Правительство подготовило первую версию концепции технологического развития России на ближайшие восемь лет, пишет «Коммерсант» со ссылкой на источники, знакомые с документами. В разработке приняли участие Минпромторг, Минцифры, Минобрнауки и другие профильные министерства, ведущие российские вузы и государственные корпорации.

В документе обозначены главные технологические риски для страны, актуальные до 2030 г.: исчерпание технического ресурса, отставание во внедрении инновационных технологий, утечка высококвалифицированных специалистов за границу.

Отмечается, что до начала специальной военной операции на Украине в феврале 2022 г. до 75% инвестиций в оборудование приходились на зарубежные продукты. Теперь в среднесрочной перспективе отраслям экономики угрожает «технологическая деградация производственных систем».

Варианты решений

Авторы концепции выдвинули ряд идей, которые могли бы простимулировать технологическое развитие страны.

Среди них – кредитование компаний под залог интеллектуальной собственности. Предлагается создать новые механизмы ее коммерциализации и развивать критерии ее оценки. Споры по правам на интеллектуальную собственность могут передать в арбитражные суды (сейчас ими занимаются суды общей юрисдикции).

Также в документе предлагают наделить правительство страны правом передавать организациям исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности. Это сделает возможным трансфер разработок из оборонно-промышленного комплекса в гражданскую сферу. Доля, которую гражданская продукция занимает в объеме товаров оборонных предприятий, станет критерием для оценки достижения целей концепции.

В разработке концепции участвуют Минцифры, Минпромторг, Минобрнауки, ведущие вузы России и госкорпорации

Власти страны также намерены выдавать субсидии на «обратный инжиниринг» – изучение чужого продукта для самостоятельного создания аналога. Локализовать на данный момент необходимо порядка 300-400 наименований промышленной продукции и комплектующих.

Стимулировать компании на запуск новых производств будут за счет «промышленной ипотеки» – субсидий на покупку недвижимого имущества в сфере промышленности. Руководителям инновационных проектов с государственным финансированием гарантируют презумпцию добросовестности – в том случае, если никаких результатов достичь не удастся – так называемое «право на риск».

Как отмечается на сайте правительства, для достижения технологического суверенитета планируется обеспечить приоритетным финансированием высокотехнологичные проекты, включающие разработку и внедрение критических и сквозных технологий и сфокусировать деятельность институтов инновационного развития, связанных с реализацией высокотехнологичных проектов. Организации, которые разрабатывают и внедряют критические и сквозные технологии, поддержат грантами, субсидиями на возмещение затрат, льготными кредитами, прямыми и венчурными инвестициями в капитал.

Что говорят юристы и представители отрасли

В разговоре с CNews директор Института исследований интернета Карен Казарян скептически отнесся к идее кредитования под залог интеллектуальной собственности, отметив, что этот институт в стране в принципе развит недостаточно.

«Оценивать это предложение придется банкам, – отметил эксперт. – Они не то, чтобы категорически против, но хотят гарантий от министерства или крупных заказчиков. Еще год назад во время обсуждения мер поддержки ИТ-отрасли обсуждалась эта проблема – какие методики оценки интеллектуальной собственности выбрать и готовы ли банки выдавать кредиты под такой залог».

В беседе с CNews Павел Катков, юрист, экономист, член Комитета ТПП России по предпринимательству в сфере медиакоммуникаций согласился с тем, что идея не нова.

«Еще в 2011 г. Сбербанк кредитовал медийные активы корпорации, которыми управляли в "Система масс-медиа" под залог библиотеки видеоконтента, – приводит пример эксперт. – Другое дело, что банки это не очень любят и понимают. Потому что, например, недвижимость для них это что-то осязаемое, а права - это что-то эфемерное, нематериальное. и то, что Uber и Яндекс могут обойти по стоимости на бирже или выручке топливно-энергетические компании и телеканалы, для них до сих пор не аргумент».

По его словам, спустя 11 лет ситуация не сильно изменилась, и это значит, что нужно активнее развивать механизмы, повышающие гарантии, уверен эксперт. Среди них, например, механизм Completion Bond, который используется во всем мире, но отстает в России. Это система гарантий завершения кинопроектов, призванная обезопасить инвесторов, желающих вложиться в киноиндустрию.

«Если он работает для кино, то уж для ИТ, которое более понятно и бизнесу, и власти, и банкам, должен сработать еще более эффективно», – выразил уверенность Катков.

Генеральный директор компании «Аэродиск» Вячеслав Володкович в беседе с CNews идею кредитования под залог интеллектуальной собственности оценил позитивно.

«Поскольку у ИТ-компаний традиционно нет привычного набора материальных активов типа средств производства, объектов недвижимости в собственности и т.д., то подобная инициатива может рассматриваться как исключительно позитивный шаг для развития отрасли в России, – отметил эксперт. – Если действительно получится ввести меру, предписывающую банкам принимать в качестве залога объекты интеллектуальной собственности, у ИТ-компаний появится дополнительный инструмент привлечения средств для развития».

Работать это может так, привел пример Володкович: на основании выручки от реализации ИТ-продуктов, авторское право на которые используется в качестве залога, а также с учетом прибыли за финансовый год составляется прогноз на следующие несколько лет с учетом текущий трендов в отрасли и экономике. На основе такого прогноза происходит оценка залога и принимается решение о выдаче кредитных средств и об условиях кредитования, которое может стать весомым подспорьем для запуска новых направлений, развития новых продуктов, привлечения кадров и т.д.

«Конечно, здесь возникнет множество вызовов: от методики оценки объекта интеллектуальной собственности до сопротивления со стороны банковского сообщества, не привыкшего к залогу в таком формате. Все будет зависеть от воли руководства профильных министерств и ЦБ и их способности создать механизм гарантий и/или страховки для банков», – подчеркнул эксперт.

История концепции

Напомним, разработать концепцию технологического развития России до 2030 г. правительству поручил президент Владимир Путин в июле 2022 г. по итогам заседания Совета по стратегическому развитию и национальным проектам. В январе 2023 г.на совещании с экспертным сообществом и представителями профильных ведомств первый вице-премьер Андрей Белоусов заявил, что итоговый вариант утвердят уже в марте 2023 г.

В документе собираются определить понятие, цели, задачи и принципы достижения технологического суверенитета страны, а также целевые показатели технологического развития.

Концепция будет представлять собой три раздела: устойчивый технологический суверенитет, технологии как фактор роста экономики и развития социальной сферы и технологическое обеспечение устойчивого функционирования производственных систем. В каждом будут прописаны инструменты и механизмы для решения этих задач.

В том числе в документе обещают обозначить приоритеты для отечественной науки, законодателей, которые должны устранить регуляторные барьеры.

Белоусов уточнил, что в концепции должна быть прописана «институциональная сшивка научной и производственной составляющих», а также создание такой среды, когда компании зарабатывают на исследованиях, создавая добавленную стоимость и капитализацию за счет разработки и внедрения новых технологий. Третий способ добиться технологического суверенитета, по словам Белоусова – промышленные мегапроекты.